Её сучный характер

У меня тут интервью брали для журнала, решив, что я отличная колумнистка и чуть ли не Кэрри Брэдшоу, и вдруг спросили – «А что такое любовь?». «Хуй знает» - чуть не ляпнула я. Нормально, да? Пришлось сосредоточиться и вспомнить заветную формулу, которую я как – то раз прочувствовала на себе: «Любовь – это когда на предложение «выходи за меня замуж» в голове не появляется мысль - «жизнь закончилась», а становится ужасно любопытно – какие из нас получатся старички?…».

Больше я о любви ничего не знаю, правда. В этой жизни я насмотрелась на такие безумные и совершенно сюрреалистичные отношения и любови… О, давайте я вам потрясающее «про это» расскажу. Из последнего. Жизненное.


Если бы я сказала приятелю, что в финале он будет жить с истеричной, не ставящей его ни во что, бездельницей, он бы покрутил у виска, назвал бы меня сумасшедшей фантазёркой, а то и вовсе бы позвонил по известному номеру «03». Сейчас, спустя примерно лет десять, он бы горько вздохнул, чокнулся со мной своим виски и помолчал бы.

За ушедшие десять лет Виталик умудрился превратиться в мини-олигарха. Во всяком случае, все положенные прибамбасы в виде хором на Рублёвке, виллы в Испании, яхточки в Турции, квартирки в Нью-Йорке и парка машин – у него есть. Про остальное говорить не будем, думаю, уровень нам и так понятен, а в карман, да на счета в банке я к нему не заглядывала.

А ещё у Виталика есть жена. Познакомились они, когда товарищ был только – только на взлёте, хотя перспективы уже тогда были всем очевидны. Она – хорошенькая, но не модельная вовсе, миниатюрная женщина ростом 1,60 в прыжке. Выглядит, конечно, шикарно, все новинки косметологии, пластической хирургии, маникюрш – бутиков, да и просто – хорошей безоблачной жизни у неё в круглосуточном доступе. При этом ни дня в их совместной жизни она не работала. И можно было бы за них, в целом, порадоваться, если бы не её сучный характер.

«Да если бы не я рядом, ты бы ничего в этой жизни не добился!» - визжит она, пока Виталик, приехав с работы, готовит любимой ужин (он мечтал быть поваром, да). «Ты хочешь ребёнка? Найди себе какую-нибудь шалаву, пусть залетит и радуйся. А я свою фигуру портить не собираюсь!» - отвечает она, на его желание уже завести ребёнка, пока не поздно. Или вот на совместной встрече брякнуть что-нибудь вроде – «Ты, что дурак совсем? Ты что говоришь? Да ты ничего в этом не понимаешь!» - для неё обычное дело. Лично мне хочется закопать её поглубже и больше никогда не видеть – не слышать, минуты через три после встречи. Но это я. А он её любит, терпит, бросать не хочет, и менять на «свеженькую» (между прочим, это уже не модно) – совершенно не планирует.

Вы можете назвать Виталика отменным мазохистом. Вы вообще можете рассказать мне 1001 версию, почему же он живёт с ней, а она живёт с ним. Мы можем тут полдня рассуждать за тему «что же такое любовь?». Но, ребята, серьёзно, ответ – хуй его знает, такая вот любовь - самый правдивый.





автор иллюстрации:Гауса Виктор
дружить журналами