Наталья Кошарель (cosharel) wrote,
Наталья Кошарель
cosharel

Categories:

Мать избивала дочь в самолете

С чего всё это началось, не знаю. Я «включилась», когда мозг зафиксировал приглушенный звук очередного удара и сдавленные рыдания. Стала оглядываться. Кресла через проход напротив занимала мама с двумя сыновьями и девочкой лет шести. – Рот поганый закрой – пощечина девочке. - Ты почему доставляешь мне не приятности? – пощечина девочке. – Это чужой дяденька, как себя надо вести? – снова пощечина. – Ты будешь делать, как я сказала?

Малышка заливается слезами. Я что спросила? – пощечина. Что ты там лепечешь? – пощечина. Будешь? Рот свой поганый закрой – пощечина. Как заезженная пластинка мать повторяет одинаковые штампованные фразы по кругу - второй раз, третий, пятый – на каждое слово, на каждое закончившееся предложение – она привычным, давно отработанным жестом бьет девочку по лицу. Та не просто плачет, она вжалась в кресло, она пытается быть незаметной, она не сопротивляется, на все вопросы отвечает – да, нет. Не спорит, не двигается, замерла. Щеки малиновые, глаза ужасные. Мать на минуту отвлеклась на книжку, но нет, снова повернулась к девочке, и без прелюдии ударила по лицу.

Какая-то француженка в упор смотрит на всю эту сцену. Мамашка не замечает, она увлечена процессом «воспитания» девочки и распитием очередной бутылочки. Мальчики (сыновья) сидят тихо, это вообще были самые тихие дети в самолете. Время от времени они поглядывают на мать, никакого удивления в глазах – очевидно, что такие сцены измывательств пьяной родительницы над сестренкой – они наблюдают не в первый раз.

Снова пощечина.

- Я больше не могу на это смотреть, - говорит женщина, сидящая рядом со мной, и срывается в туалет. Вернувшись, она отворачивается от мамашки и девочки, глаза – мокрые. Девочку снова бьют…
- Может быть, уже вмешаемся? – задаю я вопрос соседке. – Она же избивает ее, сколько можно? Надо что-то делать.
- А что мы сделаем? Сейчас будет скандал и никакого толка.

Мы не вмешались. Никто не вмешался. В моей голове разворачивается картинка, допустим, мы приземляемся, допустим, я звоню в милицию и говорю: Мать избивала шестилетнюю дочь в самолете. Что происходит дальше? Ее встречают на выходе и везут в отделение? Принимают органы опеки? Мы идем свидетелями? Такое вообще возможно в России? Почему-то думаю – нет. Да и станет ли лучше от этого девочке? Сомневаюсь.

Малышку прекратили шпынять ровно перед посадкой, когда закончили выдавать вино.
Она, с пунцовыми от пощечин щеками, с зареванным лицом, моментально уснула.
Страшно, это всё очень страшно, малышку будут бить ещё много лет.

дружить журналами
Tags: в поиске смысла, дети, москва
Subscribe

  • Страшный диагноз

    Догадывалась, что рано или поздно что-то такое случится – нельзя так долго нервничать и не спать. Пока ждала «скорую», никак…

  • Я толстая и красивая (фото)

    Побила все рекорды по набору веса: + 14 кг за три месяца. Раньше я бы заперлась в тренажерке с куриной грудкой и пряталась бы от всех до…

  • Трусы

    Случилась у меня трагедия, мало того, что мужик бросил, так еще и жена босса с работы уволила, решив, что я любовница её мужа. Прострадав…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 719 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Страшный диагноз

    Догадывалась, что рано или поздно что-то такое случится – нельзя так долго нервничать и не спать. Пока ждала «скорую», никак…

  • Я толстая и красивая (фото)

    Побила все рекорды по набору веса: + 14 кг за три месяца. Раньше я бы заперлась в тренажерке с куриной грудкой и пряталась бы от всех до…

  • Трусы

    Случилась у меня трагедия, мало того, что мужик бросил, так еще и жена босса с работы уволила, решив, что я любовница её мужа. Прострадав…