Аборт на десятом году жизни

Позвонила бывшая коллега и через пару фраз начала тихо плакать в трубку. И слышно как её, буквально, выворачивает от боли. Ищешь слова, которые хоть как-то её успокоят, поддержат, а их нет, потому, что какие тут слова, когда такое горе? Потихоньку, она рассказывает мне, что же у неё там случилось.

На пятом месяце врач бесплатной консультации проморгала осложнение в беременности. Ребенок совершенно здоровый, вес — 500гр., пол — мальчик, сердцебиение — отличное. Отклонений в развитии — нет. Но и ребенка, считайте, нет. Врачи честно сказали — нашли бы проблему чуть раньше, смогли бы сохранить, а сейчас — уже все. Только аборт. Иначе мать не выживет.


Разбираю, что это было это уже месяц назад, а она, до сих пор, не может прийти в себя. Психотерапевты не помогают. Это уже был её сын, с ручками, ножками, фотографией на узи. Да, я знаю, пройдет время, и она успокоится, так бывает почти всегда. Это не отменит ошибки врача, не сотрет память, но будет другой ребенок и жизнь продолжится.

Когда я слушала, как она тихо плачет, я вспомнила другую историю — моей подруги. Она лежала в больнице со своим сыном.
Расскажу ситуацию от первого лица, как тогда записала:

«В соседней с нами палате лежала девочка девяти лет — одна, без родственников. Я немного заботилась о ней тоже — ей хотелось помочь. Выражение лица у нее было такое, что сразу понятно: у нее беда, и беда не детская. Смотреть в глаза ей было не то чтобы страшно, но не по себе. Я не понимала, что может превратить девочку девяти лет в скорбящую старуху.

Она, конечно, была странная. Во всем: в поведении, в питании, в личной гигиене. У нее были странные привычки. Девочка воровала печенье и даже бутерброды, прятала под подушку. Я объясняла ей, что эти печеньки можно брать в любое время и есть сколько хочет. Она не умела есть ложкой, я сажала ее за стол со своим сыном, показывала, как это делать. Учила ее мыть самой голову.

Я узнала, что от этой девочки отказалась мать. У этой женщины еще двое старших сыновей, один из них заболел. Надо было ездить в больницу, тратить время, деньги, силы, еще и зарабатывать, а девятилетняя девочка ей явно в этом мешала.

Мать не обратилась к родственникам, к знакомым, не определила ребенка на семидневку, не попросила помощи у благотворительных организаций. Она решила проблему радикально — написала отказ от родительских прав. Отдала девочку в детдом. Сделала аборт на десятом году жизни ребенка. Сбыла с рук. Вот девочка была ее дочерью, а вот уже — нет, она мне не нужна. Уберите ее. Пусть ее заберет государство. Утилизируйте продукт аборта.

И девочка была в шоке.

В больнице она оказалась на диспансеризации перед детдомом, но в итоге провела там все лето: предательство матери спровоцировало тяжелый стресс, и это привело к проблемам. Во-первых, она постоянно и тяжело болела — когда я со своей была в больнице, у нее была осложненная пневмония. Во-вторых, появились и психологические проблемы — сознание ребенка «откатило» до состояния двухлетки. Поэтому она так странно себя вела. Поэтому я заново учила ее держать ложку, уговаривала, даже кормила сама. Девочка стала «чистым листом», будто дома ее и не учили никогда вести себя, мыться самой, держать ложку, ничему не учили.

Больше подробностей я не знаю, но, если бы они были, смогла бы я понять эту мать? Боюсь, нет.
Я, взрослая женщина, не понимала — КАК? Как эта мать ест, спит, пьет после такого, вообще дышит?»


Как-то это чудовищно несправедливо, когда тем, кто ждёт и хочет – извините, простите, врач ошибся, сейчас мы убьем вашего ребенка.
А у таких вот, которые делают «аборт» на десятом году жизни ребенка – трое.
И ни там, ни там, я не нахожу каких-то правильных, понятных, все объясняющих, успокаивающих слов.




ps: во второй части истории я не знаю подробностей - откуда (от мамы или из детдома или из какого-то приемника) девочка попала в больницу. как не знаю списка диагнозов или того, что было с девочкой дальше. только то, что уже записано и рассказано со слов.



Фото by Марта Бевакуа
дружить журналами
плачущей в трубке надо было не смиряться, а идти в платные клиники, к другим спецам, и всё бы сложилось нормально. эти бесплатные консультации столько говна творят обычно, им же пофиг, что и как там у кого, денег они за это получают минимально, а работать "по призванию" - таких единицы.
Но женщина почему-то легко сдалась и теперь только плачет в трубку… что еще раз говорит о том, что женщина - совсем не борец, и вместо того, чтобы воинствовать, только тихо жалуется…. жаль.
Ну я ж говорю, что рожать должны иметь право только очень обеспеченные граждане. Проходящие раз в год обследование у психолога и психиатра.
К сожаления моральных уродов хватает , очень жаль , что они могут рожать и вот так калечить жизни своих деток

всегда задумывалась , вот рожает алкоголичка по 5-7 детей и они живут в домах малютки , в детдомах , ну почему насильникам и педофилам делают химическую кастрацию , а таким мамашкам нельзя сделать так , чтобы больше они не плодились .

что это задумались о свободе личности ?!
Люди, люди, человеки!!!

Нужно два параллельных института в стране. Институт семьи есть, достаточно крепок и консервативен.
А вот институт общественного воспитания отсутствует. Детдома словно травмпункт, открытая душевная рана.
Что если отказаться от жалости и рыданий, и на базе детдомов, кадетский корпусов и т.д. сделать привлекательный институт общественного воспитания, что-то вроде коммуны. Где будет считаться нормой не иметь привязанности к биологическим родителям и воспринимать это как благо? С одной стороны понимать, что есть семьи и это нормально, традиционно, но есть теперь и коммуны и это тоже нормально, хоть и относительно ново, но не страшно, не ущербно, а уже некая общественная ценность со своими системами воспитания и образования.
Имхо С нормального состояния до состояния двухлетки не откатывает.
У девочки проблемы явно не вчера начались, поэтому ее и "сбыли" в дет. дом: не у всех хватает выдержки заниматься или поддерживать больного ребенка с минимальными шансами на успех на практике (все таки декларировать проще).
откатывает) иногда и в 40 лет откатывает, люди от моральных потрясений иногда в прямом смысле навсегда утрачивают дар речи и теряют значительную часть когнитивных функций. на днях такую женщину наблюдала. она была полностью нормальной и успешной, пока ее муж не решил на ее глазах застрелиться.
Дети бывают очень проблемными, ради их взращивания не всегда есть смысл гробить жизни взрослых людей. Так что у родителей в любой момент должна быть возможность отказаться от ребёнка, причём у каждого по-отдельности.
В Польше знакомой на 5 месяце пришлось рожать мертвого ребенка. Там аборт в таких случаях делают только тогда, когда есть непосредственная угроза жизни матери. Если нет - рожаешь так. Вот где ад.
У таких людей нет ничего ни человеческого, ни святого, никакого-то там ещё. И им пофигу, что эта девочка уже всё понимала, и осознавала. скотины. таких бы матерей...